Архив метки: Поучительная сказка

Кто не «барахтается», тот не выживает.

Не ленись, старайся что-то делать. Если просто сидеть и ничего не делать, жизнь лучше не станет. Сказка с детства: «Две лягушки». Часто вспоминаю как пример того, как усердие спасает жизнь, а лень губит.

Жили-были две лягушки. Были они подруги и жили в одной канаве. Но
только одна из них была настоящая лесная лягушка — храбрая, сильная веселая,
а другая была ни то ни се: трусиха была, лентяйка, соня. Про нее даже
говорили, будто она не в лесу, а где-то в городском парке родилась.
Но все-таки они жили вместе, эти лягушки.
И вот однажды ночью пошли они погулять.
Идут себе по лесной дороге и вдруг видят — стоит дом. А около дома
погреб. И из этого погреба очень вкусно пахнет: плесенью пахнет, сыростью,
мохом, грибами. А это как раз то самое, что лягушки любят.
Вот забрались они поскорей в погреб, стали там бегать и прыгать.
Прыгали, прыгали и нечаянно свалились в горшок со сметаной.
И стали тонуть.
А тонуть им, конечно, не хочется.
Тогда они стали барахтаться, стали плавать. Но у этого глиняного горшка
были очень высокие скользкие стенки. И лягушкам оттуда никак не выбраться.
Та лягушка, что была лентяйкой, поплавала немножко, побултыхалась и
думает:
«Все равно мне отсюда не вылезти. Что ж я буду напрасно барахтаться.
Только нервы даром трепать. Уж лучше я сразу утону».
Подумала она так, перестала барахтаться — и утонула.
А вторая лягушка — та была не такая. Та думает:
«Нет, братцы, утонуть я всегда успею. Это от меня не уйдет. А лучше я
еще побарахтаюсь, еще поплаваю. Кто его знает, может быть, у меня что-нибудь
и выйдет».
Но только — нет, ничего не выходит. Как ни плавай — далеко не уплывешь.
Горшок узенький, стенки скользкие, — не вылезти лягушке из сметаны.
Но все-таки она не сдается, не унывает.
«Ничего, — думает, — пока силы есть, буду барахтаться. Я ведь еще живая
— значит, надо жить. А там — что будет».
И вот — из последних сил борется наша храбрая лягушка со своей
лягушачьей смертью. Уж вот она и сознание стала терять. Уж вот захлебнулась.
Уж вот ее ко дну тянет. А она и тут не сдается. Знай себе лапками работает.
Дрыгает лапками и думает:
«Нет. Не сдамся. Шалишь, лягушачья смерть…»
И вдруг — что такое? Вдруг чувствует наша лягушка, что под ногами у нее
уже не сметана, а что-то твердое, что-то такое крепкое, надежное, вроде
земли. Удивилась лягушка, посмотрела и видит: никакой сметаны в горшке уже
нет, а стоит она на комке масла.
«Что такое? — думает лягушка. — Откуда здесь взялось масло?»
Удивилась она, а потом догадалась: ведь это она сама лапками своими из
жидкой сметаны твердое масло сбила.
«Ну вот, — думает лягушка, — значит, я хорошо сделала, что сразу не
утонула».
Подумала она так, выпрыгнула из горшка, отдохнула и поскакала к себе
домой — в лес.
А вторая лягушка осталась лежать в горшке.
И никогда уж она, голубушка, больше не видела белого света, и никогда
не прыгала, и никогда не квакала.
Ну что ж. Если говорить правду, так сама ты, лягушка, и виновата. Не
падай духом! Не умирай раньше смерти…

__________________________________________________
Алексей Иванович Пантелеев. Две лягушки Дет. лит., 1983.